<Kankan>
- Вы же понимаете, что все женщины - актрисы.
Пишет Гость:
11.04.2011 в 13:04


492 слова

Депрессия – это неправильно.
Но.
У каждой депрессии есть свой оттенок.
Факт.
У депрессии Гека это всегда оттенок внезапности. Как, впрочем, и у чего угодно иного, если это связано с Геком.
Габен великолепно знал, что его дуал, подобно любому человеку, подвержен жестоким формам застывшего гнева. Просто он никогда не говорит о них вслух, обычно выдают только глаза. Или неосторожное слово. Или неосторожный жест. Или внутри звоночек звенит.
Но то депрессии не то что на несколько минут – и доля секунды может пройти, как Гек встрепенется, задорно выскалится и скажет какую-то нелогичную глупость, которая на самом деле вовсе не глупость, а самая логичная мудрость.
А есть ещё те депрессии, что не проходят вот так запросто.
Определить их куда как проще чем сиюминутные. Гек застывает. Затихает. Забивается в угол, зарывшись в волосы пальцами, судорожно вздыхает и… переживает. Самые откровенные глупости переживает так, что и Гамлету в самых крепких снах не снилось, разворачивая из них трагедию масштаба локальной вселенной.
В такие минуты не стоит ничего говорить. Если его обнять, тихо-вопросительно мурлыкнув под нос бессвязный набор звуков и затем выковырять из угла и утащить на диван, Гексли сам всё расскажет. Со слезами или без – тут уж как повезёт.
На этот раз повезло, экстраверт лишь обнял, стараясь как можно компактнее уместиться на коленях своего дуала. Печально вздохнул. И начал говорить.
- …Я снова ляпнул что-то не то, наверное, да? Я разослал уже десять смс-ком, а они все молчат, никто не хочет со мной поговорить. И даже отвечать не хотят, не то что поговорить. Друзья… ха. У меня так много друзей, а я по-прежнему одинок… это странно. Улыбаешься им всё время, а они только за клоуна и держат. Эмоционального и неинтересного клоуна. Может, мне стоит научиться держать себя в руках? Не ляпать глупости, не бросать поп-корном в Макса, не тискать за щёки Баля… и перестать прятать под ковром твои правые носки, это же наверняка всем надоело - Гексли замолк, задумчиво хмурясь. Габен же только едва заметно улыбнулся. О носках он великолепно знал. Впрочем, не только о носках. – Я ведь не скучный, правда?..
- Правда, - легкое касание губами щеки.
- И не неинтересный?
- Не неинтересный, - лизнуть уголок губ.
- И не надоел тебе ещё?
- Не надоел, - теплый поцелуй, поворошить волосы на затылке, не без удовлетворения созерцая, как тоска, так пугающе смотрящаяся на лице советника, уходит, уступая место пока еще робкой, но всё-таки улыбке.
Гексли затих, утыкаясь носом куда-то в шею. Судорожное сопение, так похожее на сухие всхлипы, выравнивалось, становясь всё более похожим на обычное сопение интуита.
Волна прошла.
И зазвонил брошенный в кресло телефон…
- А ты сегодня курицу приготоо~овишь?.. – поинтересовался Гексли, самым мистическим образом оказываясь уже у кресла, успев ответить на звонок и теперь прикрывающий трубку ладонью. Получив в ответ благосклонный кивок, Гек что-то защебетал в трубку. Кажется, что-то на тему свежих булочек, похода в магазин и того, что вчерашний фильм действительно был идиотским.
Габен уже просто не вслушивался, растягиваясь на своём законном диване и улыбаясь, заложив руки за голову.
Вот теперь всё было правильно.

URL комментария

Пишет Гость:
11.04.2011 в 06:43


527 слов

Утром Габен проснулся сам и с удивлением обнаружил, что уже далеко не утро, а вообще день. Обычно его будили на несколько часов раньше, тормошили, тискали, выгоняли в душ и заставляли готовить завтрак. Все это сопровождалось бурной речью и изредка грохотом роняемых вещей, но сегодня в квартире было тихо.
Габен удивился и заставил себя выбраться из кровати.
Гексли обнаружился на кухне в компании кружки с кофе - Габен заметил испачканный веник и едва видные разводы на полу - и депрессии. Габен вздохнул, заварил чай себе и уселся напротив. Ему-то молчать было комфортно, зато Гексли явно, судя по взглядам, хотелось говорить, но в этот раз упрямство не позволяло.
Габен вздохнул.
- Доброе утро, - как можно более миролюбиво произнес он. - Как спалось?
- Ужасное утро, - сообщил Гексли и уткнулся носом в свое кружку. - Я - бесполезное создание. Мне плохо. И я не спал, если ты... а, ну да. В общем, я просто не спал, мысли мешали.
Мысли вообще мешали Гексли жить, потому что приходили в его голову в основном, когда Гексли был расстроен и сильно уставал, и были далеки от позитива. Обычно это лечилось объятиями и поцелуями вкупе с вовремя врученной шоколадкой, но вчера Габен как-то упустил момент и сейчас Гексли накрутил себя так, что обычные методы бы не помогли.
- И о чем ты думал?
- Да так, - Гексли провел пальцем по клеенке, ногтем отчертил круг. - У меня столько друзей, но это... когда я чувствую одиночество, ни одного из них нет рядом, - палец обвинительно указал на Габена. - И ты в подушку сопишь! В общем, я одинок. Это... каждый раз, когда я вижу друзей, я начинаю улыбаться. Это не очень хорошо, да? Сколько из них считают меня поверхностным типом, только и способным на клоунаду? А сколько раз я только подтверждал это мнение? Противно думать. Мне нужно меняться!
Габен закатил глаза, допил свой чай и протянул руку, запуская пальцы в волосы Гексли, принялся их ерошить.
- Знаешь же, что это не так, - медленно начал он. - Ты интересный. Ты не поверхностный. Тебя любят. Я тебя люблю, если тебе это интересно. Сколько раз мне повторить?
Гексли тяжко вздохнул, поднимая на Габена несчастный взгляд.
Габен улыбнулся и дождался ответной, еще слабой, улыбки.
Что в депрессиях Гексли было хорошо - они обычно легко прерывались и сами по себе длились не больше суток, натура Гексли быстро находила себе, на что бы отвлечься. Другое дело, что начинались они тоже в любое время, и Габен далеко не всегда мог предугадать, что послужит поводом. Да и если депрессия началась, он тоже не всегда понимал это: только в тех случаях, когда Гексли становилось так плохо, что он начинал ныть вслух, а не прокручивать ранящие его мысли в голове.
- Ладно, все, - сказал Гексли и расправил плечи. - Надо перестать. Еще куча дел сегодня...
- Ну, если что, моя жилетка в твоем распоряжении, - Габен снова улыбнулся, убирая руку от растрепанных волос Гексли. - Так что, если тебе снова станет грустно, скажи сразу.
Все равно ведь не скажешь, - с тоской подумал Габен, глядя, как Гексли преувеличенно послушно кивает несколько раз.
Но потом успокоился, когда Гексли снова улыбнулся и привычно потянулся проверять, не стал ли Габен вдруг за ночь бояться щекотки.

URL комментария